Дорога в Халкидон

Дорога в Халкидон

Каир- Египет. 18 апреля 2010 г.

Специально для портала «Православие и мир», перевод с английского Марины Леонтьевой

Редакция канд. наук Элизабет Джей Искендер,

В начале был Христос

Я помню, когда я учился в начальной школе, один важный вопрос заставил меня глубоко задуматься, кто такой Христос. Учительница истории спросила меня на уроке: «Что ты можешь рассказать об Иссе?» (Так по-арабски будет Иисус). Я ответил: «Это Сын Божий». Можно себе представить, как смутилась от моего ответа эта набожная мусульманка, поэтому я добавил: «Но он – человек». Несмотря на то, что отвечал я, я смутился не меньше ее! Я вернулся домой и рассказал матери о том, что произошло, пока она мыла посуду и готовила ужин. Я сказал: «Мне кажется, Христос всего лишь человек. Но он Божий Сын, потому что появился на свет чудесным образом и без участия отца». Мать ответила: «Христос – истинный Бог, и тебе надо научиться исповедовать это, когда бы тебя о Нем не спросили. Христос говорит: «…Кто отречется от Меня пред людьми, отрекусь от того и Я пред Отцем Моим Небесным» (Матф.10:33). Я осознал, насколько значим этот вопрос, и как важно найти на него ответ. Все-таки Он Бог, человек или кто-то другой?

Я воспитывался в семье коптов. Слово «копт» происходит от греческого «Эгиптос»  (Египет) и изначально означало «египетский».  После мусульманского завоевания в VII веке и последующего превращения Египта в преимущественно мусульманскую страну, коптами стали называть немногочисленных египтян, сохранивших христианство. Моя семья не принимала активного участия в религиозной жизни Коптской Церкви в основном потому, что мы тогда жили не в Египте, а в одной из стран Арабского Залива. После смерти отца мы вернулись в Египет, где оказались в новой для нас религиозной атмосфере, в окружении коптских храмов. Больше всего меня интересовал Христос, но я так и не находил ответа на свой вопрос. В историческом и богословском контексте вопрос «Кто такой Христос?» имеет в Египте уникальный оттенок и эффект. Именно в Египте возник самый противоречивый спор о Христе, в результате которого созывались три Вселенских Собора. По сути, сегодня мы можем без преувеличения сказать, что раскол, произошедший среди христиан Александрийской Церкви после Халкидонского Собора, навеки изменил всю карту мира.

Возвращаюсь к своему вопросу. Когда я поступил в Университет, я почувствовал, что пришло время заняться им решительно, поскольку тогда у меня появилось время, знание языка и душевная способность для того, чтобы подойти серьезно к поиску ответа. Я учился на инженера, но решил также поступить в Коптскую семинарию и посещал там вечерние занятия. Из этих занятий я понял, что Коптская Церковь верит в греческий догмат о единстве, который называется «одна природа воплощенная». Следовательно, она отвергла догмат, принятый на Халкидонском Соборе и осудила Папу Льва Римского за его богословское послание  под названием «Томос».

В то время мне не попадался арабский перевод «Томоса», но я читал о нем в некоторых книгах. Одна из этих книг была написана Патриархом Коптской Церкви Шенудой III. Он писал: «Две природы были настолько очевидны, что было сказано, что Христос – это два лица, Бог и человек; одно из них творит чудеса, другое приемлет оскорбления и унижения» [1]. Как я выяснил позднее, когда мне впервые удалось раздобыть «Томос» на английском языке, этот перевод был неверным. Папа Лев разъясняет, что природы Христа различаются, а лицо Его остается единым.

Затем я заинтересовался, почему Коптская Церковь придерживается этого учения. Я обнаружил, что вызванная политическим конфликтом между Патриархом и Византийской Империей изоляция Коптской Церкви привела к появлению новых богословских сочинений, далеко отклонившихся от общего течения мирового православия.  Этим объясняются социологические, политические и богословские обстоятельства, которые привели к появлению учения, названного впоследствии монофизитской христологией, и которого придерживаются большинство коптов с пятого века.

Монофизитство – это учение, утверждающее, что Христос имеет только одну природу, божественную. Это название не в ходу у самих монофизитов. Однако Папа Шенуда его использует, говоря: «Термин «монофизиты», употребляющийся для обозначения верующих в Одну Природу, намеренно или нет, на протяжении некоторых периодов истории толкуется неверно» [2]. В то же книги Шенуда пишет: «Дева не родила человека и Бога» [3].

Я все так же искал ответ на свой изначальный вопрос и чувствовал, что монофизитское учение Коптской Церкви неверно толкует истину о Христе, который есть воистину Бог и человек. Напротив, мне стало казаться, что творения святых отцов и деяния Всемирных Соборов могут точнее выразить истину о том, как сам Бог стал человеком.

Дорога в Халкидон

Хотя большинство коптов не признали решение Халкидонского Собора, основав собственный патриархат во главе с изгнанным патриархом Диоскуром, я был другого мнения. Я стал изучать православные сочинения по христологии, главным образом книги по патрологии выдающегося русского ученого Георгия Флоровского.

Благодаря этому я осознал, что христология занимает центральное место в Православной Церкви, и именно это наполнило ее жизнью. Я увидел, как жили отцы церкви, как свидетельствовали об истине Христова Божества и человечности, и как Триипостасное Единство и Халкидонский догмат сформировали богослужение и вероисповедание Церкви. Это помогло мне, наконец, найти ответ на свой вопрос; Бог Христос стал Человеком. Одно лицо невыразимо соединило в себе два естества. Эта тайна вероисповедания, открытая Новым Заветом, сохранялась у святых отцов и питалась от Церкви. Христос воистину есть Сын Божий, второе лицо Святой Троицы.

Приняв христологическое учение  Святой Соборной и Апостольской Церкви, я с радостью понял и познал христианского Бога, как Бога истинного, который имеет связь с миром. Он не миф и не дошедший до нас из глубины веков набор описаний. Он пришел и говорил с нами, и стал человеком, чтобы мы смогли понять Его. Он стал человеком, чтобы человек смог стать богом, как сказал св. Антоний Великий[4]. Спасение целиком опирается на эту истину, человечность Христа так же велика, как Его истинная Божественность. Если человек и смертен, то он становиться бессмертным, приобщаясь Его божественной природе (2 Петр 1:4) и мы можем присоединиться к словам св. Григория Нисского: «тех, кого Он не принял, Он не исцелил; а кто приобщен Его Божеству, тот также спасен» [5].

На английском: Becoming Orthodox


[1] Патриарх Шенуда III , The Nature of Christ (Природа Христа), изд.1, Оттава, 1985[2] Там же, стр.9[3] Там же, стр.4

[4] Афанасий Александрийский, Трактат о воплощении, 53.

[5] Григорий Нисский, Послание 51

This entry was posted in Russian, Theology and Religious studies. Bookmark the permalink.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s